Александр Глеб: «Милевский знает, что я сильнее, хотя я видел, что он говорил обратное»

Александр Глеб: «Милевский знает, что я сильнее, хотя я видел, что он говорил обратное»Легендарный белорусский футболист в интервью каналу Вацко live на Youtube рассказал о том, почему он не живет в Европе, как звезды «Барселоны» реагировали на трюки Месси, и что не считает Милевского предателем.

О том, почему живет в Минске

Я с 19 лет жил заграницей. Меня тянуло домой, я скучал по Беларуси. Старался использовать выходные и летел домой к родным. Для меня это не пустые слова. Когда играл в Германии, планировал остаться там жить – друзья, футбол, не думаешь, что будет после. Мне нравилась такая обстановка – все комфортно. Я занимался любимым делом. Потом стал взрослее и понял: у меня другой менталитет. Мне говорили, что я дурачок. Ведь там в Европе есть все для жизни. Но мне Беларусь роднее и ближе. Поэтому решил остаться здесь. Тем более я сформировался в Советском Союзе.

В Европе жизнь очень дорогая, и за все нужно платить: медицина, электричество, отопление. Это дорого! Когда нам говорят по телевизору о том, как там здорово, а потом приезжаешь сам и испытываешь на себе – понимаешь, что не все так просто.

О том, что Милевский — не футбольный предатель белорусского народа

Для меня нет. Никто ему не помогал, на футбол его отвели родители, он сам занимался. Кто для него что-то делал? Он поехал, засветился, ему поступило предложение, и он принял такое решение. У нас всегда начинают судить, но никто же не прошел его путь. Никто не знает, что и как было на самом деле. А сразу набрасываться, мол, Миля – предатель – нет, это его жизнь. Я уважаю его решение и ни капли не виню.

Кто из нас сильнее? Я к Миле с уважением отношусь. Глупо отвечать на такой вопрос. Он сам знает, что я сильнее, хотя я видел, что он говорил обратное. Миля – актер. Он хороший и талантливый футболист. Но в голове раньше был патрон или снаряд, не знаю. Но это его жизнь – как хотел, так и поступал.

Об отношении местной прессы

Если все хорошо, то так и напишут. Но было такое ощущение, что белорусская пресса только и ждала моего провала. В то время много г*вна выливали. Особенно, если это было связано со сборной – там винили во всем.

Приезжаю, отдаюсь на сто процентов за страну, гроблю здоровье. Получил травму, а мне напихали за то, что уехал. Играли с шотландцами, «заработал» мениск, но доиграл до финального свистка. У меня болело колено. Думал, ушиб. Сделал МРТ – сказали, жидкость. А у меня колено болтается! Говорят, пробежишься, у нас игра с норвежцами через четыре дня. А я бегу – колено во все стороны. Звоню в клуб. В «Арсенале» требуют вернуться, в Беларуси из сборной не отпускают. Ну я без спроса – на свой страх – улетел. На следующий день мне сделали операцию. А мне пихают: «Не вздумай хоть за «Арсенал» сейчас играть». А я в тот момент на операционном столе лежал. Когда говорят, что я филонил – бред. Я всегда выкладывался. Для меня сборная была особенной командой.

Об особом отношении к Месси в «Барселоне»

На тренировках на Месси никто даже голоса не повышал. Гвардиола один раз рявкнул на него – Лионель просто мяч выбил и ушел с тренировки. Хави потом подходил к нему и говорил: «Слышишь, Пеп, это же Лео. Успокойся».
Если он какой-то сумасшедший гол забьет, про него шепотом говорили. Иностранцы – я, Анри, Маркес, Гудьонсен – шептали друг другу: «Ты видел, что маленький сделал сегодня?». Они тоже звезды, и так говорить про него…

Месси – особенный. Никой ревности, конечно, не было. Все понимали, что он просто лучший. Лео – это царь.
Telegram Все футбольные новости от «ФО» теперь и в Telegram. Подписывайтесь!