«В «Спартаке» за любую ошибку словно на расстреле оказываешься». Интервью Сергея Брызгалова

Главная » ПРЕССинг «ФО»

«В «Спартаке» за любую ошибку словно на расстреле оказываешься». Интервью Сергея Брызгалова

 

В июне бывший футболист «Спартака»Сергей Брызгалов продлил контракт с воронежским «Факелом». Выступая за команду с 2019 года, игрок стал практически своим в Воронеже, пройдя путь от низов Первой лиги до РПЛ.

30-летний защитник – об эмоциях после сохранения прописки в высшем дивизионе чемпионата России, а также о «Спартаке», Карпине и перерождении карьеры благодаря Асхабадзе.

 

— Вы не так давно продлили контракт с «Факелом». Легко ли решение далось?

— Конечно, легко. В первую очередь хотел бы поблагодарить клуб за такую возможность. Нахожусь в этой команде уже четвертый сезон. Для меня все здесь как родное. Поэтому проблем с решением по продлению не было.

— При этом вы мало играли в минувшем сезоне. Неужели не было мыслей об уходе?

— Я изначально рассматривал вариант только с «Факелом». Даже не вел никаких переговоров ни с кем другим. Был готов остаться в клубе. Понятно, что я провел не так много времени, но есть тренировочный процесс, где есть шанс доказать свою состоятельность.

— То есть тренеру и руководству убеждать вас лишний раз не пришлось?

— Как уже сказал, хотел остаться в «Факеле» и о других вариантах не думал. Поэтому был с радостью готов подписать новый контракт.

 

 

— Как сами объясняете, почему так мало игровой практики было в предыдущем сезоне?

— Наверное, изначально это связано с видением тренера. С начала сезона я не играл какое-то время, но дальше был момент, когда я снова стал выходить на поле. Вышел в старте в матче с «Локомотивом», когда мы одержали первую победу после возвращения в Премьер-лигу. Затем с «Сочи» на выезде сыграл, вничью завершили.

Потом готовился к домашней игре с «Торпедо», но заболел ковидом за неделю до встречи. Долгое время проболел, восстанавливался.

— Сейчас упрощает ситуацию тот факт, что вы очень давно знакомы с Вадимом Евсеевым и дебютировали за «Сатурн», когда он сам еще выступал за команду из Раменского?

— Действительно, начинал при нем в «Сатурне». Он был одним из лидеров. Человек провел достаточно много матчей в РПЛ, выступал в топ-клубах и за сборную. Определенно, это большая личность в футболе. Однако у нас рабочие и стандартные отношения между футболистом и тренером. Одно дело, когда я начинал играть, и он тоже выступал на поле. Теперь роли поменялись. Вадим Валентинович стал тренером, а я продолжаю карьеру.

— Вспоминали с ним в личной беседе ваш первый матч на взрослом уровне?

— Немного, перекинулись парой фраз. А так, это уже было давно, это в прошлом. На данный момент у нас другие цели и иные задачи.

— Многое изменилось в тренировочном процессе после назначения Евсеева?

— Конечно. У каждого тренера свое видение футбола, тактических и технических нюансов и все хотят построить игру, исходя из этого видения. Не может следующий человек тренировать, как предыдущий.

При этом стоит сказать, что современный футбол достаточно энергозатратный. Поэтому любой тренер делает большой упор на физическое состояние. Это касалось и каждого тренерского штаба и у нас. Так было и при Олеге Петровиче Василенко, и при Дмитрии Анатольевиче Пятибратове. Все хотели, чтобы команда максимально была готова с физической точки зрения.

 

— Какое главное качество у Евсеева, как у тренера?

— Уверенность в себе. Это было и у других тренеров. Однако у Вадима Валентиновича выделяется эта уверенность, которая передается и команде.

— Сохранение «Факелом» прописки в высшем дивизионе — чья заслуга?

— Это заслуга вообще всего клуба, начиная от генерального и спортивного директоров, селекционного отдела, болельщиков, города и заканчивая сотрудниками базы. Каждый в этот сезон вложил частичку себя, свою душу. И каждый наш тренер внес большой вклад: и Василенко, и Пятибратов, и Евсеев.

Кто-то в течение сезона приходил, а кто-то уходил. Но абсолютно все, весь клуб сделали всё, чтобы остаться в Премьер-лиге в первом сезоне после долгого перерыва.

— По пятибалльной шкале как бы оценили этот сезон команды?

— Наверное, четыре с плюсом. Пять было бы, если бы сразу остались в РПЛ, избежав стыков.

— Что вообще чувствовали после финального свистка во втором переходном матче с «Енисеем», когда поняли, что удалось остаться?

— Просто груз с плеч. Положительные эмоции, которые хочется постоянно переживать — класс, фантастика, супер, здорово! Эмоции профессионального футбола — то, чем надо дорожить. Не каждому дано испытать это!

— Город гулял?

— Естественно. На любом домашнем и выездном матче болельщики максимально нас поддерживают. Хочется выразить им огромную благодарность. Надеюсь, в этом сезоне их будет еще больше. Все же второй сезон будет еще тяжелее первого. Так что нужна еще более сильная поддержка города, его жителей. Будем всех ждать на трибуне.

— Как думаете, какие перспективы у «Факела» в новом сезоне?

— Второй сезон будет тяжелее первого. Но в то же время, у команды уже есть опыт выступления в Премьер-лиге — со всеми командами играли. Есть желание выступить лучше, будем прикладывать к этому все усилия!

— Клуб начал активно усиливаться. Удивились, когда Федор Кудряшов подписал контракт?

— Воронеж — футбольный город, а «Факел» — команда Премьер-лиги. Так что у меня это не вызвало удивления… Федю знаю со времен «Спартака». Все знают его футбольный багаж. Опытный игрок. Нет сомнений, что он усилит и поможет команде!

— Вы в Воронеже уже чувствуете, что это ваш город?

— Мне он очень нравится. Сам проживаю в Москве, но уже четвертый год нахожусь здесь, в Воронеже. Очень привык к этому городу. Он очень хороший, компактный. Здесь все есть. Самое главное, здесь нет пробок. И когда возвращаюсь в столицу, чувствую, что отвык от нее. Сумасшедший московский трафик и сумасшедшее количество людей — огромнейшая проблема для меня. Воронеж в этом плане очень комфортный город. Сейчас больше спокойствия хочется, а не постоянной суматохи Москвы.

— Ветераном в команде себя ощущаете?

— Понятно, что уже я ветеранчик, наверное (смеется). Но в целом, по состоянию здоровья себя нормально чувствую. Да, у меня были травмы, проблемы с коленями. С каждым годом это все больше накладывается. И сейчас иногда появляются небольшие проблемы, но удается преодолеть это. Так что еще на год я в футболе. Приложу максимум усилий, чтобы «Факел» очередной сезон провел хорошо и снова остался в Премьер-лиге.

— Насчет преодоления. Складывается ощущение, что после ухода из «Спартака» в целом карьера как-то на спад пошла и вы постоянно преодолеваете себя. В этом есть доля истины?

— Подчеркну, что речь именно о здоровье и травмах, которые меня преследовали. Понятно, что «Спартак» — топ-клуб в России. Однако все идет так, как должно быть, я ни о чем не жалею. Сейчас меня все устраивает в «Факеле».

— Как сейчас вспоминается тот матч с «Рубином», когда за «Спартак» дебютировали? Трясло?

— Было бы глупо, если бы я сказал, что меня не трясло (смеется). Это была бы неправда. Конечно, присутствовали переживания и волнения. Все же это дебют за такой большой клуб с огромной армией болельщиков. В «Спартаке» каждое твое действие рассматривается под микроскопом. За любую ошибку все равно что на расстреле оказываешься. Поэтому переживал, естественно. Однако, как обычно и бывает, все переживания — до первого касания мяча. Дальше во время игры уже забываешь обо всем, концентрируешься на своих и командных действиях. Если продолжил бы волноваться, ничего бы хорошего не получилось, наверное.

— Валерий Карпин похвалил после той игры?

— Похвалил! Но в то же время сказал, что ни в коем случае нельзя расслабляться и необходимо готовиться к следующей игре.

— Вы всегда говорили, что Карпин топ-тренер для вас. В чем его феномен?

— Я и сейчас скажу, что он топ, и всегда буду говорить об этом. Валерий Георгиевич сам прошел путь футболиста, выступал в Европе. Многое знает и видел. На первый план у него всегда выходит дисциплина — как на поле, так и за его пределами. Я сам сторонник того, что дисциплина должна везде присутствовать.

В целом, Карпин силен как тренер. Абы кого все-таки не позовут тренировать сборную России. С тем же «Спартаком» он дважды завоевывал серебро (чемпионата России), участвовал в Лиге чемпионов. В «Ростове» он в очередной раз доказывает свой уровень. Причем удается добиться результата с более молодым составом.

— Он отличается в тренировках и в повседневной жизни?

— Естественно! О чем и сказал ранее: дисциплина на футбольном поле превыше всего. Там он требовательный. За его пределами он всегда может пошутить и поговорить с игроками на любую тему!

— Есть история, которая ярко характеризует его?

— Много таких. Помню, когда выиграли 3:2 в Петербурге у «Зенита». Тогда он одному из легионеров жестко высказывал: «Почему твой партнер бежит назад на максимальной скорости и дорабатывает, а мимо тебя пробегает соперник, а ты стоишь и смотришь?». По-моему, он даже сразу его в перерыве заменил. То есть, явно показал — не хочешь выполнять требования и отдаваться, то и играть не будешь.

Понятно, что есть технический и тактический брак, но проиграть единоборство и не добежать — за это могло прилететь (смеется).

— Он и в то время запрещал сахар, как сейчас в сборной?

— У нас был тренер по физподготовке, который очень серьезно следил за питанием.

— А каким специалистом запомнился Унаи Эмери?

— Хороший тренер. Он всем все доказал после «Спартака»! Но в России он немного упустил нить, что привело к ухудшению результата.

— Действительно ли при нем команда раскололась на легионеров и россиян, или это преувеличено?

— Если бы я что-то видел подобное, то это бы где-то наверняка отложилось в памяти. Вряд ли. Понятно, что изначально россиянам комфортнее общаться между собой, а некоторым легионерам — между собой. Например, я не знаю испанский и английский языки. Однако в целом, когда мы собирались командой, все было позитивно.

— Под руководством испанца вы впервые сыграли в Лиге чемпионов — и сразу в матче с «Барселоной». Что чувствуешь, когда выходишь против Хави, Иньесты, Бускетса?

— Когда слушаешь гимн Лиги чемпионов, мурашки по коже идут. Я тогда вышел на поле минут на 20. По ощущениям, будто сборы провел. Между ними тремя постоянно находишься без мяча, только бегаешь. Физически стал готов намного лучше (смеется). Это шутка, конечно. Понятно, что «Барселона» того времени — топ-команда. Ни для кого не секрет!

— Возвращение Карпина на место тренера после отставки Эмери сразу встрепенуло команду?

— Можно и так сказать. Георгиевича знала вся команда, и он досконально знал каждого футболиста. Понимали его требования, что с ним не прокатит где-то расслабиться.

— Есть ли внутри чувство некоей несправедливости, что так и не удалось с Карпиным стать чемпионом в «Спартаке»?

— Зная его, насколько он амбициозный человек… конечно, где-то в душе он, может, и расстраивается иногда. С другой стороны, прошло много времени и у него еще достаточно возможностей взять золото.

— Многие бывшие игроки вспоминают, что экс-владелец клуба Леонид Федун часто заходил в раздевалку команды и старался быть рядом. Как вы отреагировали, когда в прошлом году он решил уйти?

— В то время, когда я был в «Спартаке», Федун нечасто заходил в раздевалку. При этом новость о его уходе прочитал с удивлением. Все-таки человек сделал все для клуба!

— За время игры в «Спартаке» кого бы вы могли больше всего выделить из партнеров?

— Много кого. Того же Дзюбу, которого я сейчас считаю лучшим нападающим в стране. Были сильные легионеры: Эменике, Веллитон, Макгиди. Даже как бы ни критиковали того же Кариоку, мяч у него невозможно было отобрать вообще. Из русских ребят — Макеев, Паршивлюк, Комбаровы, Глушаков… Можно чуть ли не весь состав называть. Все играли на высоком уровне.

— Учитывая то, что вы выступали за самый популярный клуб России, по улицам Москвы удавалось вообще спокойно прогуляться?

— Да, конечно. Мог спокойно проводить время… Да, где-то узнавали, просили фото. Но в целом все спокойно.

— С какими чувствами уходил из «Спартака», когда поняли, что время пришло?

— Это полностью мое решение! Клуб предлагал контракт, но на тот момент я выбрал иной путь. Были периоды, когда играл. Были, когда не играл. Этим руководствовался.

— Вы тогда перешли в «Терек». Что там не вышло?

— Случился рецидив травмы. Благодарен руководству, которое пошло навстречу. Мы разошлись хорошо.

 

— После вы оказались в «Анжи», где вам удалось поработать с Александром Григоряном. Он произвел впечатление сильного тренера?

— Не в моей компетенции говорить, сильный он или слабый. Я так не скажу ни про одного тренера. Уважаю каждого специалиста, с которым работал. Каждый тренер мне что-то дает в человеческом и футбольном плане. У меня о работе с Григоряном хорошие воспоминания. Непросто работать в коллективе, который борется за выживание, и где есть задержки по зарплатам. Витальевич всегда мог разрядить негативный фон.

— Обидно ли, что махачкалинский клуб так бесславно закончил?

— Когда я приходил туда, в целом уже не было той роскоши. Как я понимаю, Керимов еще продолжал спонсировать команду. Да, былого богатства не было, но жить можно было. А касаемо того, к чему все пришло… «Анжи» для Дагестана очень значим. Все-таки сложно воспринимать, когда в один момент команды не стало, хотя ранее туда приезжали такие звезды, как Роберто Карлос и Это’О. В первую очередь, это тяжело для региона и Махачкалы.

— Потом был «Урал». В целом период в Екатеринбурге каким запомнился?

— Когда я туда пришел, то уже знал некоторых футболистов. Хорошая атмосфера, команда и город. Только положительные эмоции от этого этапа.

— Президент клуба Григорий Иванов всегда присутствует на тренерского скамейке на каждом матче команды. Он так же и на все тренировки приезжал?

— Нет. При мне Григорий Викторович редко бывал на тренировках. Во время матчей же он всегда с командой. Иногда действительно может вспылить в раздевалке. Но также это может работать в сторону судей, когда Викторович хочет защитить свой коллектив. Всегда будет защищать свою команду.

Понятно, что он эмоциональный человек, всю жизнь посвятил клубу и стоит за него горой. Поэтому непросто принимает поражения. При этом быстро отходит. Бывало, перегорит после разноса в раздевалке и говорит: «Ладно, ребята. Забыли эту игру. Есть следующий матч, в нем надо побеждать».

— Можно сказать, что Роман Асхабадзе (генеральный директор «Факела», экс-администратор и гендиректор «Спартака») — главная причина вашего прихода в «Факел»?

— Да. Благодарен ему за предоставление такой возможности. В тот момент у меня была травма. И он меня позвал в команду, предоставил полную реабилитацию. Со свой стороны я восстановился и приложил какую-то хотя бы маленькую частичку своих усилий, когда команда боролась за выживание в Первой лиге, выходила в РПЛ и сохраняла прописку в высшем дивизионе. Надеюсь, тем самым удалось отблагодарить Гурамовича за то, что он сделал для меня.

— То есть, благодаря «Факелу» Вы переродились и восстали из пепла в каком-то роде?

— Да. Удалось вернуться в Премьер-лигу и сыграть в ней. А впереди еще целый сезон!

 

Источник:  matchtv.ru

 

Telegram Все футбольные новости от «ФО» теперь и в Telegram. Подписывайтесь!